Sophistry (FW 18/19)

«С О Ф И С Т И К А»   О С Е Н Ь   –   З И М А  2 0 1 8 / 2 0 1 9

 

Предисловие

Сентябрь… Пришла пора золотить листья.

Отшумели 100 ликов одного лета и нерешительно застыли у кромки ночного леса. Но стоить опрокинуть бокал нового дня, как свежие нити утра начнут ткать первый осенний день, польются золотые краски по верхушкам берёз.

Вот здесь, в зыбкой предрассветной мгле сошлись двое — лето и осень.

Лето самовлюбленно пело о радостях июльских дней:

«Я тёплый дождь, я волны разогретого солнцем моря, я капля ночи на странице бесконечного дня. Ведь это обо мне так грустно плачут твои сизые дожди».

А осень с тихой грустью отвечала:

«Мои дожди прохладною росой разбавят твои краски, мой жанр — полутона, я — мастер паузы, властитель тишины. В моих объятиях ты растворишься, став воспоминанием.»

Пылало лето речью о чудесных, голубовато-изумрудных днях:

«Какими яркими и жаркими я рисовало закаты, сколько пар глаз их провожало! Буйство трав, и пёстрый шёлк цветенья, мозаику ягод, что я каждому дарило!»

И осень мягко продолжала:

«То верно. Но в горячке суматошных летних дней люди бездумно верили, любили и даже расставались, ведь лето — это шумный водопад встреч и страстей.

А ко мне приходят со своей любовью лишь зрелые сердца, что через бальный зал рука в руке сойдут по лестнице времени в будущность.

Твоё вино пленяет ароматом, туманит взгляд и путает следы. Я — от коварных чар освободитель, адажио для прочных уз».

Но не сдавалось лето, в отчаянии не желая покориться:

«Моими звёздами восхищены, и дарят звёзды в знак победы над чьим-то сердцем».

Ответом осени был холодок и поступь твёрдая в чертоги леса:

«Те звёзды ясные так неверны, так звонко катятся с небес, лишь мой заслышат шаг. Твоё очарование бесспорно, но мудрости священный дар, живёт вдали от красок сна, он яви спутник верный. Напиток мой не сладок, он терпкий и не будит грёз, его распить со мной зову лишь тех, кто знать желает тайны бытия. Твои часы по капле истекают, за занавес пора тебе до срока удалиться. Наступит мой черёд, моё владенье, мой бал и увертюра золотых тонов».

 

K. Slovnik for Forest Glade

 

 

Photographer     |     Ann Kozlenko
Model       |      Ali Osk

 

General inquiries
info@forestglade-handmade.ru

 

 

Осенняя коллекция Forest Glade носит название Софистика. Внимание к содержанию против формы, стремление к мудрости в обход уловкам красноречия. Субъективный взгляд на мир, преломлённый в сознании и душе остро чувствующего человеческого существа, будь то ребёнок с его сказочным мироощущением, которое выражается в способности увидеть волшебное превращение снегопада в вальс из гагачьего пуха из сказки о госпоже Метелице, или девушка-балерина, строго следующая режиму и диете, в тайне мечтающая о любимом шоколаде и берущая уроки кондитерского искусства у известного шоколатье. Архитектура души и внутреннего мироустройства — вот что заботит создателей коллекции.

Новый лукбук преимущественно диктует формы, далёкие и от головокружительных объёмов, и от не оставляющего места для фантазии прилегания. Они лишены воинственного соблазна, броских элементов, декольте и подчёркнутой сексуальности. Образы словно сложены из мозаики лунного камня, окружены едва уловимым ароматом белых цветов и являют собой контраст с настойчивым желанием подчеркнуть женственность наиболее распространёнными способами. Не теряющий актуальность мотив водолазки, конечно, если это гладкая Illicit, глубокого чёрного цвета или Serenity, с её поистине магическим свечением, уместен даже в ковровой гостиной бара, при свечах, под бокал прохладного вина, и негромкий аккомпанемент джаза, льющегося из-под клавиш рояля. Сапфировая брошь — по желанию. Кульминацией станет выход на смотровую площадку на 42-м этаже небоскрёба Terraço Itália, и теперь он не грозит переохлаждением!

Тема прохладных вечеров обыграна с помощью кардиганов плотной вязки, не затрудняющей движений, благодаря пластичности пряжи. Ежедневно отнимающая у Света минуту за минутой Ночь представлена блузой Starry. В осенней звонкой прозрачности воздуха звёзды мерцают куда ярче…

В мастерской Forest Glade свершается таинство создания эликсира многогранности смысла, полёта и изысканности, способного придать изящества даже самой простой, на первый взгляд, вещи.

Каждый элемент коллекции, и хрупкость ткани блузы Indian summer, и вышивка на рубашке Chocolatier, джемпере  Sundial и гладкий трикотаж элегантных водолазок и джемпера Emerald, создаёт умытые росой лики осени.

Осени чужды бурное цветение и шум летних городских вечеринок. Трилогия осени в одноимённом свитере ласкает тёплыми лучами, заманивает рубиновыми ягодами брусники и приглашает пройтись по мягкому ковру из мха. Величаво обходит осень свои владения, опрокидывая сосуд с янтарным маслом на кроны деревьев. И всё же, у осени своя палитра. Первые утренники провозглашают акварель главным приёмом новой коллекции, подтверждением тому служат названия: Silver veil, Creamy, Cloudy, Canvas. Навеянная пейзажами Куинджи тема лунного света, безупречно чистого, холодного и тайного, находит исполнение в свитере Claire de Lune. Манифест белого на фоне осенней ночи. Выбранные для коллекции материалы отвечают сезону. Призрачный шёлк зимует на Фиджи, и, хоть и редкие шёлковые струны все же звучат, мягкая шерсть, нежный кашемир, хлопок и лён приходят на смену. Здесь есть, что отметить. Для художника холст  — начало начал, потому кажущаяся простота не должна вводить в заблуждение. Каждая обладательница сообщает «холсту» свои краски, свою технику нанесения цвета, своё вдохновение. И каждая, надевая вещь, как бы создаёт живописные или абстрактные полотна, в своём стиле и в соответствии со своей индивидуальностью.

Философия бренда Forest Glade предполагает торжество природы над искусственностью, несовершенством созданной человеком красоты и возвращение к утраченной первозданности мира чувств. Свитера Fortune и Restless призывают быть осторожнее, чтобы не заблудиться в паутине сетей. С лёгкой руки модельера, сети свитера становятся элементом декораций, отсылают к сказочной русалочьей игре и символически олицетворяют невод для ловли удачи.

Вторя положениям софистики, лукбук Sophistry призывает обратить взоры именно к модели, то есть к женщине, с её уникальностью, неповторимостью.

«Софистика» возвращает женщине право на индивидуальность в неизменно элегантном исполнении, даёт дорогу фантазии, несёт истинный смысл познания себя и других и напоминает нам всем о том, что «человек есть мера всех вещей».

 

 

 

Назад